13:02 

Элен де Лионкур
Ролка по Фрейду:персонажи - Я, сверх-я, либидо (с) Катафалк
24.09.2013 в 22:58
Пишет Ирия Гай:

До встречи с тобой
Название: До встречи с тобой
Переводчик: [L]Шо[/L]
Бета: Vinculum
Оформители: CoffeeBee, MethaPhizika
Оригинал: "Before you met me", автор ElloDoctor
Разрешение на перевод: получено
Размер: ~30000 слов
Пейринг/Персонажи: Себастьян Смайф/Курт Хаммел, Блейн/ОМП
Категория: слэш
Жанр: романс, возможно, флафф
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Курт Хаммел по наущению Пака отправился в Академию Далтон следить за Уорблерс - хором-соперником Новых Направлений. Знакомая история, да? Но только в этой истории он встретил на лестнице не Блейна, а Себастьяна.
От переводчика: Хочется сказать большое спасибо моим оформителям, MethaPhizika и CoffeeBee, которые поддерживали меня и сделали такие чудесные арты к работе)
И очень хочется от всей души затискать Vinculum, который, невзирая на ограниченный лимит времени, помог мне с вычиткой текста :heart: Я правда не знаю, что бы я без тебя делала, СПАСИБО :heart::heart::heart:
Скачать текст целиком (без иллюстраций): с MediaFire или прочитать на Google-docs


*кликабельно





Курт глубоко вздохнул, поправив сумку на плече. По холлу и лестнице, громко переговариваясь, ходили мальчики в форменных блейзерах. Они совсем не обращали на него внимания, и Курт решил, что это хорошо. В конце концов, не хотелось бы, чтобы его отстранили от от участия на Отборочных за шпионаж. К тому же, он не был уверен, что ребята из Далтона не побьют его за это. Курт нервно сглотнул, представив себе худшее, и едва не сбежал обратно к своей машине, а потом и в Лайму. Однако он столько времени подбирал наряд для этой поездки, который был бы хоть немного похож на форму академии, что не мог уйти, не посмотрев на Уорблерс. Тем более, если бы он уехал с пустыми руками, ребята из хора наверняка рассердились бы.

– Смелее, – пробормотал Курт под нос, надеясь, что не совершает ужасную ошибку. Он похлопал по плечу ближайшего к себе ученика и заговорил хриплым от волнения голосом: – Э-э, извините...

Тот обернулся. Курт с радостью отметил, что он ничего. Каштановые волосы были аккуратно уложены, и Хаммел почувствовал знакомое легкое трепетание в груди... Ровно до того момента, как этот парень открыл рот.

– Чем могу помочь? – Его тон оказался высокомерным и скучающим, словно он был старше и опытнее Курта в несколько раз.

Отлично. Курт прищурился, холодно отвечая:
– Да, пожалуйста.

Незнакомый ученик выгнул бровь и протянул ладонь.

– Себастьян Смайф.

Курт с опаской ответил на рукопожатие.

– Курт Хаммел.

– Так чем я могу тебе помочь, Курт Хаммел? – по-прежнему скучая, переспросил Себастьян.

– Ну, я новенький, и не... – начал Курт и оглянулся на лестницу, но договорить ему не дали.

– Стоп.

Курт удивленно повернулся к собеседнику.

– Что?

– Ты не новенький, так что можешь прекратить этот маскарад.

От лица резко отхлынула кровь, а Себастьян продолжил:
– Я это точно знаю, потому что, во-первых, я сам новенький и не видел тебя на адаптационном собрании, – Курт мысленно проклял свою непредусмотрительность, – а во-вторых, хоть твоя попытка имитации здешней формы и впечатляет, ты не одет в блейзер, а здесь все в них ходят, – закончил Себастьян с веселой ухмылкой.

– Хм, – выдохнул Курт, незаметно вытерев вытирая вспотевшие ладони о пиджак и пытаясь придумать достойный правдоподобный ответ.

Себастьян, видимо, обнаружил доказательства своей правоты на его лице и продолжил говорить:
– Да, похоже, я угадал. Так, значит, ты шпион?

Курт с преувеличенным интересом уставился на свои ногти, не в силах придумать подходящее объяснение.

– Любопытно, – протянул Себастьян, расценив его молчание как согласие.

Курт поднял голову и встретился с заинтересованным взглядом.

– И что? Теперь ты меня побьешь за это? – спросил он, ненавидя себя за нотки страха в голосе.

– Что? Нет! – искренне удивился Себастьян. – Ты же, наверное, пришел послушать Уорблерс, верно?

Курт кивнул.

– Хочешь, провожу тебя в хоровой зал? Они как раз репетируют, – предложил Себастьян, нетерпеливо побарабанив пальцами по перилам лестницы. Скучающий тон снова вернулся к нему.

Курт вопросительно посмотрел на него.

– Это наверняка против правил...

– Ну, ты уже здесь, разве нет? – Курт пожал плечами, а Себастьян, высокомерно улыбнувшись, продолжил: – Я пока не в хоре, мое прослушивание только на следующей неделе.

– Но ты не сомневаешься, что тебя возьмут? – Курта уже начала раздражать самоуверенность этого парня.

– О, поверь, меня возьмут, – растягивая слова, ответил тот и направился к одному из коридоров, жестом поманив за собой.

Курт послушно поплелся следом.

– Тогда, наверное, ты хорошо поешь, – выдавил он из себя, предприняв еще одну попытку быть вежливым с человеком, который, раскрыв цель визита, не стал его выгонять. Более того – решил помочь.

– Да, и я рад, что ты так быстро об этом догадался, – абсолютно серьезно, к удивлению Курта, ответил Себастьян.

– Ого, ты такой талантливый... – снова закинул удочку Хаммел, уже не заботясь о том, что это выглядит слишком льстиво.

– Да, я такой.

Курт едва сдержал смешок. Они с Себастьяном вышли в коридор со школьными шкафчиками. Ученики Далтона торопливо оставляли и забирали из них свои вещи, а после спешили в одном направлении вместе со Смайфом и его гостем.

– Они все идут на репетицию Уорблерс? – удивленно спросил Курт.

– Да, – ответил Себастьян, покосился на его шокированное лицо и насмешливо добавил: – Уорблерс здесь как рок-звезды.

Курт действительно не понимал, как в таком штате, как Огайо, может находиться школа, где хоровой клуб был популярен. В МакКинли они существовали в самом низу «пищевой» цепочки.

Себастьян повернул налево, и взору Курта открылась просторная комната с дубовыми столами и кожаными диванами.

– Это хоровой зал? – слабым голосом поинтересовался Курт, расширенными от удивления глазами рассматривая это великолепие и невольно сравнивая его с каморкой в МакКинли.

– Да, – довольно фыркнул Себастьян. – Какая трата денег, м?

Курт кивнул, разглядывая мальчиков в одинаковой форме – те уже расчистили середину комнаты и встали вдоль стен. Только небольшая группка осталась в центре. Представление все не начиналось, словно они ждали кого-то.

– Когда они начнут? Чего ждут? – спросил Курт, не в силах сдержать любопытство.

– Они начнут, когда все будут в сборе, а ждут главного солиста, – усмехнулся Себастьян и загадочно сверкнул глазами.
Курт поморщился, представив себе мужскую версию Рейчел Берри, открыл было рот, чтобы задать еще один вопрос, но не успел – одна из дверей резко распахнулась. В комнату вошел невысокий кудрявый парень примерно одного с Куртом возраста. Он широко улыбнулся и проследовал в центр зала.

– Кто это? – шепнул Курт Себастьяну. Тот смотрел на новоприбывшего с хищным выражением лица.

– Это Блейн Андерсон, ведущий солист Уорблерс, – улыбнулся он, его тон заметно смягчился.

– О... – протянул Курт. Его ожидания оказались ошибочными.

– Ходячий секс, – добавил Себастьян и криво усмехнулся. – Поет, как настоящий соловей, лучший парень во всей этой школе, если тебе интересно мое мнение. Только не влюбляйся в него, Курт Хаммел, он мой.

Курт удивленно посмотрел на него, не веря своим ушам. Себастьян был геем и, похоже, знал, что Курт тоже им был. Оказалось непросто уложить это в голове.

– А... Так вы, э-э, вместе? – попытался продолжить разговор Курт, чтобы не выдать своего замешательства.

– Я не такой, – мрачно буркнул Себастьян. Курт вопросительно посмотрел в ответ.

– В смысле?

– Я не завожу отношений. Вот кратковременные интрижки – это мое, – подмигнул ему тот.

Курт покачал головой.

– Печально.

– Только не для меня. Особенно если Андерсон даст мне зеленый свет.

Курт фыркнул, пытаясь сдержать улыбку.

– Я все еще пытаюсь его соблазнить, хотя он меня и игнорирует, – признался Себастьян, скрестив руки на груди.
– Тогда удачи, – сухо ответил Курт. Он не уставал поражаться странности этого дня.

Себастьян хотел сказать что-то еще, но ребята в пиджаках наконец-то зашевелились, и Блейн Андерсон начал петь «Teenage Dream» Кэтти Перри. У него действительно был удивительный голос – Курту пришлось признать это. Уорблерс двигались так слаженно, что он даже забеспокоился за предстоящие Отборочные. Ведь его хоровой клуб еще даже не приступил к подготовке. Эти ребята поражали своими талантом и харизматичным лидером. Они казались единым целым. А Новые Направления были разобщены и, вдобавок ко всему, танцы им ставил мистер Шустер. Но, по крайней мере, теперь Курту было что рассказать. Возможно, хоть после этого ребята его послушаются и возьмутся за ум.

Выступление кончилось, и Курт с готовностью похлопал улыбающимся ребятам вместе с остальными. Он хотел было поблагодарить Себастьяна за помощь, но тот куда-то исчез. Курт огляделся и обнаружил его возле главного солиста: Себастьян очаровательно улыбался и что-то говорил, Блейн же выглядел так, будто ему очень неуютно. Курт тихо рассмеялся, пробрался через толпу к выходу и, никем не замеченный, проскользнул в дверь.





Курт уныло наблюдал за деревьями и домами, проносящимися за окном автобуса. Он заткнул уши наушниками от iPod и включил музыку, потому что меньше всего хотел по дороге на Отборочные снова, по которому уже кругу прогонять сет-лист, чем занимались сейчас остальные члены Новых Направлений. Оставалось еще двадцать минут пути, и атмосфера в салоне становилась все напряженней. Соревновательная нервозность охватила всех.

Солирующие Сэм и Квинн, склонив друг к другу головы, о чем-то приглушенно переговаривались. От их показной близости у Курта заболела голова, а желудок скрутило в узел – от ревности. С этой безответной и короткой влюбленностью было покончено еще несколько недель назад, и ревность была больше похожа на обычное одиночество. Чувство, которое в последнее время становилось все более сильным, особенно когда он был с хором. Окружающие то расставались, то мирились, а Курт по-прежнему был один и ждал, когда же сможет уехать из Лаймы и перестать быть нечетным членом группы.

Ситуация все усложнялась, и никто не обращал внимания на то, каково ему. Даже Мерседес стала слишком рассеяна в последнее время и давно не спрашивала, как у него дела. Курт не винил ее: он знал, что занятые люди могут просто забывать о чем-то малозначительном. Сейчас таким малозначительным был он. Впрочем, они с Мерседес наметили девичник на ближайшие выходные. Курт был уверен, что после нескольких часов пустой болтовни и просмотра фильмов все вернется на свои места.

Он продолжил смотреть в окно и слушать музыку, совсем забыв про друзей, и ему даже стало чуточку лучше. Тихий гул, пробивавшийся сквозь наушники, убаюкивал. Любимые песни Леди Гаги настолько поглотили его, что…

– Курт! Курт! – Пронзительный голос Рейчел раздался прямо над ухом, и Курт с досадой обернулся. Мерседес, сидящая перед ним вместе с Тиной, тихо рассмеялась.

– Что, Рейчел? – Вышло чуть более резко, чем хотелось, и Берри посмотрела на него с упреком.

– Я просто хотела спросить. Ты ведь ходил посмотреть на Уорблерс?

Курт закатил глаза. Конечно, о чем еще она могла хотеть поговорить?

– Да, ходил.

Он снова сел прямо, посчитав беседу оконченной. Рейчел протянула руку между сидениями и схватила его за запястье, поцарапав кожу ногтями. Курт вздрогнул и оттолкнул ее ладонь.

– Рейчел, я уже все тебе рассказал об этом!

Он поверить не мог, что она снова завела этот разговор. Вернувшись из Вестервилля, он передал ребятам из хора все, что удалось узнать. Ну, разумеется, о Себастьяне он умолчал, потому что решил, что им не стоит знать о красавчике-гее, оказавшем ему помощь. И не только потому, что они потом дразнили бы его и искренне не понимали бы, почему Курту он не понравился – ведь он неплохо выглядел и был геем! На самом деле, Курт почти забыл о Себастьяне, и, хотя тот действительно был очень хорош собой, он казался подлым и наглым, а эти черты нельзя назвать привлекательными. Вот Рейчел он бы подошел, она любила таких – смазливых и наглых. Вроде.

– Кхм, Курт, – неубедительным кашлем напомнила о себе Берри и многозначительно посмотрела на него.

– Ох, прости, ты что-то сказала? – закатил глаза Курт.

– Да, сказала! Я спросила: все ли ты нам рассказал о своей шпионской миссии, не умолчал ли что-нибудь?

– Э-э, нет? Зачем мне что-то умалчивать? Они были великолепны. Они не только пели замечательно, но еще и двигались абсолютно синхронно. – Он помолчал, оглядев автобус. – В отличие от нас.

– Хм, это да. Мы слишком дезорганизованы, – покачала головой Рейчел. – Если бы только мистер Шу дал мне соло…

– И чем бы это помогло? – снова закатил глаза Курт.

– Нам нужен лидер! И я не могу топтаться сзади.

Она возмущенно фыркнула. Курт начал уставать от нее.

– Если ты еще не заметила, Берри, большинство из наc постоянно топчется сзади, – приподняв бровь, сказал он.

– Так-так, поучи ее, – встряла в разговор Мерседес. Курт улыбнулся ей, она широко улыбнулась в ответ, затем посмотрела на Рейчел и добавила: – Мы все звезды, и ты должна привыкнуть к тому, что в нашем хоре есть и другие люди.

Мерседес говорила твердо, но не агрессивно, и Рейчел, казалось, в самом деле прислушалась в этот раз.

– Да, вы правы.

Мерседес и Курт удивленно переглянулись.

– Пока мы побеждаем, неважно, кто поет соло, ведь так? К тому же, у меня наверняка будет возможность выступить на Региональных, – проговорила Берри.

Лицо Мерседес вытянулось, и Курт увидел на нем отражение своих собственных эмоций – раздражения и веселья одновременно.

– Она снова ничего не поняла, – шепнул он подруге, и та тихо рассмеялась.

– В любом случае, Курт! – снова воскликнула Рейчел, отложив раздумья о Региональных на потом.

– Да? – Курт снова повернулся и увидел, что она успела достать свой розовый ноутбук.

– Ты действительно ни с кем не разговаривал в Далтоне? – настойчиво спросила Берри, и Курт едва удержался от горестного вздоха.

– Разговаривал, пару минут или около того, – терпеливо ответил он.

– Ты не рассказывал нам об этом, – с осуждением произнесла Рейчел.

– Ну, я забыл, ясно? Он не состоял в хоре, так что не думаю, что это важно…

– Курт, конечно, это важно! Они наши конкуренты! – Берри, похоже разозлилась, и Курт все-таки тяжело вздохнул. Как он устал от всего этого...

– Лицемерно с твоей стороны обвинять меня. Вспомни Джесси... – Он не успел договорить – автобус сильно тряхнуло. Они приехали, и это значило, что меньше, чем через час, они будут стоять на сцене. Рейчел взвизгнула, и Курт почувствовал, как его желудок сжался от страха. Боже, он так хотел, чтобы они выиграли...



– Курт, я буду через десять минут, ладно? – крикнула Мерседес по пути в туалет.

– Не задерживайся! – Курт улыбнулся, проводил ее взглядом и повернулся к зеркалу, продолжая возню с галстуком. Привычная процедура успокаивала. Их выступление должно было начаться менее, чем через полчаса, а большая часть Новых Направлений еще даже не была одета. Конечно, в этом не было ничего необычного, но Курт все равно беспокоился. В раздевалке, отведенной их хору, было так тесно, что они с Мерседес, быстро переодевшись, сбежали к сцене. Чуть позже подруга ушла в туалет, а Курт остался за кулисами и продолжил наблюдать за последними приготовлениями других участников соревнования. Они нервничали точно так же, как и Новые Направления. Хаммел улыбнулся, вспомнив царившую в раздевалке панику, которой он на короткое время стал свидетелем.

– Кхм... – Он почувствовал на плече чью-то руку и обернулся. Перед ним стоял высокий парень в знакомом пиджаке. Курт тут же вспомнил его – это был Себастьян Смайф. – Курт Хаммел, самый худший в мире шпион, какой сюрприз! – воскликнул тот, с издевательски приподнятой бровью рассматривая его недозавязанный галстук.

– Себастьян Смайф, высокомерный придурок, какой сюрприз! – передразнил его Курт и, слегка покраснев, исправил узел.

Себастьян мрачно усмехнулся и продолжил многозначительно рассматривать его. Курт ответил тем же, удивленный, что его неприязнь к этому парню оказалась так сильна. В Далтоне он был рад, что встретил именно Себастьяна, а не кого-то другого, и был в долгу за помощь. Но сейчас стало ясно, что высокомерие Себастьяна, на самом деле, ужасно его раздражало.

– Что? – резко спросил Курт, и раздражение только усилилось, когда Смайф с нахальной ухмылкой посмотрел ему в глаза.

– Ты учишься в государственной школе, – заявил он, пытаясь выглядеть и скучающим, и незаинтересованным в ответе одновременно.

– Ты об этом не знал? – Интересно, испытывали ли ученики Далтона презрение к остальным – тем, кому не повезло быть такими же «эксклюзивными», как они.

– Нет, я думал, что ты учишься в такой же академии, как Далтон, а потом узнал, с кем мы будем соревноваться.

Курт едва удержался от колкости. Миллионы возможных язвительных ответов за секунду пронеслись в его голове.

– А тебя все-таки приняли в Уорблерс. Ты ведь не рассказал им про меня? – спросил он вместо этого, когда случайно зацепился взглядом за брошку на кармане пиджака Себастьяна. Такие носили все участники хора Далтона. Он узнал об этом, когда приезжал шпионить. Курт поднял взгляд на лицо Смайфа, и тот закатил глаза.

– Я ничего им не говорил, не забивай этим голову. Но да, меня приняли. Естественно, – самоуверенно добавил он, пожав плечами.

– И что, ты получил соло? – спросил Курт.

– К сожалению, нет. – Хаммел торжествующе улыбнулся, а Себастьян легкомысленно продолжил: – Я же новичок, я не имею права пробоваться на соло до Региональных.

– Если вы попадете на Региональные... – пробормотал Курт себе под нос.

– Попадем, можешь не сомневаться. Из того, что я слышал, можно сделать вывод, что МакКинли – кучка неудачников с самоуверенной солисткой-карликом.

Курт заскрипел зубами, его терпение иссякало.

– По крайней мере, мы не кучка синхронизированных козлов, – выплюнул он, кинув на Себастьяна испепеляющий взгляд. – И ваш солист тоже коротышка, если ты еще не заметил.

– Ах, я-то уж заметил, – подмигнул ему Себастьян, и тут Курт вспомнил, что у того были виды на этого... Блейна Андерсона?

– Кстати, ты все еще пытаешься его соблазнить? – поинтересовался он, приподняв брови.

– Да. – Себастьян пригладил рукой волосы и заранее ответил на невысказанный вопрос: – И да, там еще работать и работать.

Курт фыркнул.

– Ну, видимо, не все находят тебя привлекательным, что бы ты там о себе ни думал.

– Я секси, и ты это знаешь, – улыбнулся Себастьян. Курт, расслышав в его голосе дразнящие нотки, закатил глаза. Он открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь еще в том же духе, но их прервал кто-то третий.

– Себастьян!

Курт, выглянув из-за плеча Смайфа, увидел Блейна Андерсона с ворохом нотных листов в руках. Себастьян хищно улыбнулся Курту и развернулся.

– Блейн, чем обязан? – ласково пропел он, и Хаммел едва удержался от смешка над такой мгновенной переменой. Блейну, казалось, стало очень неловко от такого приторного проявления внимания, и Себастьян надулся.

– Хм, Уэс хочет тебя видеть, – нервно рассмеявшись, сообщил Андерсон. Несмотря на то, что он действительно чувствовал себя неудобно, его голос был предельно спокоен и дружелюбен.

– Хорошо, иду. – Себастьян задумчиво взглянул на Хаммела. – Жди здесь, я сейчас вернусь.

И он ушел, оставив их с Блейном наедине. Курт хотел было представиться, но тот его опередил.

– Я – Блейн.

Его улыбка была очаровательной и уверенной, но не наглой, как у Себастьяна.

– А я – Курт, – улыбнулся Курт. – Из Новых Направлений.

– Да? Я слышал, что вы очень хороши, – сказал Блейн. Курт поразился искренности в его голосе.

– Вы тоже, вы очень-очень классно поете... – Он запнулся, вспомнив, что Уорблерс, вероятно, не погладят его по голове, если узнают о шпионаже. – Как я слышал.

Блейн весело рассмеялся, пожав плечами, и этой простотой понравился Курту еще больше.

– Посмотрим. Сейчас мы все близки к паническому бегству.

– И не говори, – преувеличенно грустно вздохнул Курт. – Новые Направления в полном раздрае.

– Уверен, все будет хорошо, – усмехнулся Блейн, и Хаммел снова поразился его искренности.

– Хм, не знаю… Сначала ты должен нас увидеть, – ответил Курт, припомнив, сколь ужасной была последняя репетиция.

– Точно. – Они улыбнулись друг другу, и Блейн добавил: – Ну, по крайней мере, вы одеты в оригинальные костюмы. Представь, каково носить это на соревнованиях, – он опустил выразительный взгляд на свой пиджак.

– Да уж, это и правда не самый модный вариант, – с сомнением ответил Курт. Он был рад, что в МакКинли нет единой формы.

– Я знаю, – поморщился Блейн. – Это неудобно, да и хотелось бы носить свою одежду.

– Вот почему мне нравится МакКинли, в ней я могу носить все, что... – Курт снова запнулся, оглядел себя и поправился: – Ну, конечно, этот костюм был сшит специально для соревнований, а так я могу носить все, что хочу. И я ношу.
– Например? – с любопытством поинтересовался Блейн, и Курт, никогда не упускавший возможности поговорить о моде, пустился в пространные описания своих нарядов.



Вернувшийся через пять минут Себастьян застал их за оживленным обсуждением моды. Несмотря на то, что Блейну большую часть времени приходилось носить пиджак, он неплохо разбирался в последних тенденциях, и у него был хороший вкус. Даже Мерседес не знала о некоторых брендах, с которыми был знаком он. Еще Курт обнаружил, что в присутствии Себастьяна Блейн терялся и выглядел застенчивым, но, когда тот уходил, он становился очень разговорчивым, но абсолютно не раздражающим и легким в общении человеком.

– Эй, – осторожно окликнул их Смайф, подходя ближе и прерывая оживленную беседу.

– О... П-привет, Себастьян, – смущенно отозвался Блейн и посерьезнел.

– Смотрю, ты уже познакомился с нашим неудавшимся шпионом Куртом Хаммелом…

Курт напрягся.

– Ты обещал, что ничего не скажешь, – прошипел он, бросив быстрый взгляд на растерявшегося Блейна.

Себастьян улыбнулся, протянул ладонь, и Курт непонимающе уставился на нее.

– Дай телефон, Хаммел.

Курт поначалу вопросительно приподнял брови, но потом покачал головой и непреклонно проговорил:

– Ни за что.

– Так, значит, Блейн, ты хочешь узнать, как я с ним познакомился? Это действи-и-ительно интересно, – протянул Смайф, повернувшись к однокурснику.

– Ладно, ладно! – воскликнул Курт и со вздохом протянул ему мобильный. Себастьян с довольной усмешкой ввел в память свой номер. Видимо, он действительно привык получать желаемое любой ценой. Курт стрельнул в него гневным взглядом, но Себастьян только улыбнулся и вернул ему телефон. Хаммел сунул его в карман, вспомнил, что пора возвращаться в раздевалку, и повернулся к Блейну.

– Приятно было познакомиться, – улыбнулся он. – Удачи, она вам понадобится.

– Вам тоже, – немного нервно ответил тот. Курт едва подавил порыв закатить глаза – Себастьян слишком угнетающе влиял на Блейна.

– Еще увидимся, Хаммел, не расстраивайся из-за проигрыша, – усмехнулся Смайф, Курт раздраженно посмотрел на него.

– Ты тоже, если не хочешь, чтобы твое эго сильно пострадало.

Они ехидно улыбнулись друг другу, и Блейн, откашлявшись, вклинился в пикировку:

– Кхм, Курт, по-моему, твой хор тебя ищет…

И действительно, Новые Направления в полном составе стояли в паре метров от них, глядя на Хаммела с удивлением и даже осуждением. Курт вздохнул и подошел к ним.

– Увидимся позже! – крикнул ему вслед Себастьян.

Вряд ли, подумал Курт и, конечно, ошибся.





«You think I'm pretty without any makeup on…»

Внезапно заигравшая на всю комнату мелодия «Teenage Dream», донесшаяся из динамика телефона, заставила Курта оторваться от обычных утренних процедур. Отложив лак для волос в сторону, он в замешательстве взял в руки трубку. Курт каждому из знакомых присваивал мелодии для звонка и не помнил, чтобы на кого-нибудь ставил эту песню. Следовательно, он не знал, кто мог его побеспокоить. Взглянув на загоревшийся экран, он раздраженно закатил глаза.

«Себастьян Смайф».

Прошла всего неделя с Отборочных, и Курт понятия не имел, что тому нужно. Может, он звонил, чтобы позапугивать его Региональными? Впрочем, в этом Хаммел сомневался – до конкурса было еще несколько месяцев. Он не ждал, что Себастьян позвонит так скоро. Точнее, он вообще не ждал звонка от него, потому что не давал свой номер. Однако на вызов Курт все-таки решился ответить, хоть это и было слишком подозрительно.

– Себастьян, как ты узнал мой номер?

– И тебе привет, – насмешливо ответили на том конце невидимого провода.

– Да, привет, – раздраженно фыркнул Курт. – Так как ты узнал мой номер?

– Спросил твою подружку. Ту самую, мелкую и ужасно надоедливую, – самодовольно проговорил Себастьян.

– Рейчел. – Курт пообещал себе убить ее.

– Это было справедливо, ведь мой номер у тебя есть…

– Только потому, что ты мне его всучил!

– Точно, – согласился Себастьян. – Понравился рингтон?

– Знаешь, на самом деле ты не такой забавный, как тебе кажется, – процедил Курт и сделал себе еще одну мысленную пометку – если Себастьян будет звонить регулярно, стоило сменить мелодию звонка.

– Неправда.

– Конечно, нет. – Курт помолчал. – И зачем ты мне звонишь? У тебя наверняка есть друзья, которые оценят твой юмор. В отличие от меня.

– Есть, но дело не в этом, – ухмыльнулся Себастьян, и Курт явственно представил, как скривились его губы. – Мне нужно, чтобы ты встретился со мной и Блейном в Лайма Бин. Сегодня.

– Прости? – ошеломленно переспросил Курт.

– Я сказал, что хочу видеть тебя на своей сегодняшней встрече с Блейном, – терпеливо повторил Себастьян.

– Да, я понял, но зачем? Ты же ухаживаешь за ним.

– Соблазняю, а не ухаживаю, – рассмеялся Себастьян и вдруг не совсем уверенно добавил: – Я не завожу отношений.

– Конечно, – насмешливо согласился Курт. Он был удивлен тем, что Смайф, как оказалось, относился ко всей этой ситуации с Блейном иначе, чем хотел показать.

– В любом случае, – решительно проговорил Себастьян, заканчивая рассуждения о чувствах, – не знаю, заметил ли ты, но Блейну рядом со мной почему-то не очень уютно…

– Интересно, почему, – фыркнул Курт, но Себастьян, проигнорировав его, продолжил:

– …И ему комфортно рядом с тобой.

– Наверное, потому, что я не пытаюсь залезть к нему в штаны, – великодушно подсказал Курт. – Да, наверное, все-таки поэтому.

– Эй, нет! – оскорбился Себастьян, но, вздохнув, признал: – Ну, может быть.

Оба рассмеялись.

– Мне нужно, чтобы он расслаблялся и рядом со мной тоже, – деловито проговорил Смайф.

– Ладно, задам вопрос по-другому: а я-то чем могу помочь? С какой стати мне пить кофе с вами? – раздраженно выдохнул Курт.

– С такой, что ты должен быть рядом, чтобы ему было спокойнее. Будет хорошо, если у нас с ним появятся общие друзья вне школы.

– Друзья? Мы теперь друзья? – Это было, по меньшей мере, странно.

– Да, – сказал Себастьян. – Сколько раз мы уже видели друг друга? Два? И ты дал мне свой номер, так что…

– Не давал я! – застонал Курт.

– Это уже мелочи, – отрезал Себастьян. Его самодовольный тон уже начал не на шутку раздражать Хаммела. – Так ты придешь?

– Куда? В Лайма Бин?

По крайней мере, это недалеко от дома, подумал Курт.

– Точно, в половину пятого подойдет? – Себастьян снова вернулся к высокомерному тону, но Хаммел расслышал в его голосе и нотки нервозности. Может, он действительно что-то чувствовал к Блейну? Это, конечно, было маловероятно, но…

– Хорошо, я приеду… – В любом случае, Курт хотел повидаться с Андерсоном, потому что тот действительно был весьма приятным человеком. И, если честно, Курт действительно был рад тому, что знаком с еще одним геем, кроме Себастьяна.

– Прекрасно, тогда увидимся.

Себастьян повесил трубку, и Курт раздраженно тряхнул головой – Смайф, казалось, совершенно игнорировал общепринятые нормы поведения.

День обещал быть длинным.



В Лайма Бин Курт вошел сам не свой. Школьный день выдался не очень удачным: Карофски продолжал его терроризировать, а окружающим по-прежнему было все равно. Курт давно научился игнорировать это, но иногда – как сегодня, например, – оскорбления и насмешки делали по-настоящему больно. Если бы не назначенное накануне «кофейное недоразумение», он отправился бы прямиком домой и постарался отвлечься. А сейчас Курт был убежден, что ему предстоит еще один кошмар.

Он не знал, чем его присутствие может помочь Себастьяну, и совершенно не хотел в это вникать. Даже если Смайф действительно хотел чего-то большего, чем просто секс, Курт не собирался активно способствовать в достижении его целей, потому что не желал нести ответственность за последствия. В любом случае, он надеялся, что участвует в этом в первый и последний раз, потому что Блейн и так уже был очарован Себастьяном, и вот уж чего Курт вообще не мог понять. А еще он не мог понять, как умудрился вляпаться в такую ситуацию. Но кто знал, что единственная, почти невинная поездка в Далтон может привести к дружеским посиделкам с участниками хора-противника, один из которых, похоже, был самым эгоистичным типом на свете.

Курт осмотрелся и за одним из столиков увидел набиравшего смс Блейна. Тихо вздохнув, Хаммел решительно подошел ближе в надежде, что Себастьян не сильно задержится.

– Привет… – Интересно, а Себастьян вообще сказал, что к ним присоединится кто-то третий?

– О, привет, Курт! Садись, Бастиан опоздает, – усмехнулся Блейн, подняв взгляд от телефона. Курт, услышав такое сокращение имени, едва подавил желание закатить глаза и опустился на стул напротив.

– Что ж…

– Ну, как дела? – спросил Блейн и убрал мобильный в карман.

«Все отлично, только непонятно, что я здесь делаю», – подумал Курт, а вслух произнес:
– Хорошо, а у тебя?

– Потрясающе – все еще в эйфории от того, что мы прошли на Региональные, – просто, без намека на соперничество ответил Блейн. Это было приятно.

– Я тоже. – Они улыбнулись друг другу. – Только не думай, что на Отборочных мы выложили все свои карты, мы на многое способны.

– Могу сказать то же самое и про нас. Да будет тебе известно, что в Далтоне учат строгой дисциплине и прививают желание добиваться успехов во всех начинаниях, – отшутился Блейн, и Курт не смог сдержать смех.

– Забавно.

– Да уж, – усмехнулся Блейн. – Это девиз академии.

– На что похожа жизнь в Далтоне? – с любопытством поинтересовался Курт. Во время своего короткого вояжа по «вражеской» школе он успел только познакомиться с Себастьяном да узнать о том, как популярен их хоровой клуб.

– Мягко говоря, все очень строго, и приходится много работать из-за высоких стандартов…

«Ну, это неудивительно», – подумал Курт. Все-таки – частная школа.

– Но в Далтоне не так уж плохо, хотя бы из-за политики нетерпимости к притеснениям и унижениям.

– Подожди, что? – Курт был по-настоящему удивлен. Неужели он все правильно понял, и?..

– Да, в Далтоне запрещены издевательства друг над другом. Если кто-то проигнорирует это правило, его сразу же сурово накажут, – объяснил Блейн, откинувшись на спинку стула.

Курт едва слышал его слова. У него голова шла кругом от множества мыслей. Всю жизнь его мучили в школе: он был вынужден мириться с бесконечными насмешками и даже физическим насилием, и никто никогда не предпринимал действий для пресечения этого. Даже друзья и учителя. Курт опустил веки, сдерживая подступающие слезы, и стиснул кулаки, изо всех сил стараясь игнорировать появившееся чувство беспомощности.

– Курт… Курт? – окликнул его Блейн. – Курт!

Курт открыл глаза и с удивлением удивлением поймал на себе по-настоящему обеспокоенный взгляд. Этот человек разговаривал с ним всего лишь второй раз, но был, похоже, на самом деле взволнован и хотел знать, почему Курт расстроился. Это откровенно поражало, если не сказать больше.

– Извини… – Голос Курта опасно дрогнул.

– Эй… – проговорил Блейн, нахмурившись и наклонившись к нему через стол. – Что такое?

– Все в порядке, я не хотел тебя беспокоить, – неубедительно попытался отвертеться Курт, совсем неубедительно.

– Нет! Ты расстроен, я вижу! Это из-за того, что я сказал? По поводу Далтона?..

Молчание неуклюже повисло между ними, Курт не хотел отвечать на этот вопрос. Он уже начал чувствовать неловкость из-за того, что расклеился перед малознакомым человеком, и не хотел, помимо этого, обременять Блейна своими глупыми проблемами.

– Да… все нормально, – пробормотал он и уставился в стену, избегая пытливого взгляда.

– Курт!

Курт промолчал.

– Курт, – твердо повторил Блейн. – Посмотри на меня.

Хаммел, наконец, перевел взгляд на него. Озабоченность в глазах Блейна стала просто ошеломляющей.

– Что?

– Тебя обижают? – В его голосе не было ничего, кроме искреннего беспокойства, и Курту пришлось прикусить губу, чтобы не ляпнуть чего-нибудь слишком эмоционального. Каким образом парень, с которым он только-только познакомился, так быстро разгадал его секрет, когда даже самые близкие до сих пор ничего не заметили или не пожелали заметить?

Блейн расценил молчание как согласие и придвинулся ближе, подпирая подбородок рукой.

– Расскажи мне. Я пережил то же самое и знаю, что это такое.

Курту после этих слов стало немного легче, и он с изумлением понял, что испытывает доверие к Андерсону.

– Себастьян сказал тебе, что я гей? – полюбопытствовал он.

Блейн кивнул. Курт совсем не удивился.

– В моей школе учится один придурок. Он толкает меня и обзывает по-всякому. Например… – Хаммел едва заметно напрягся, но продолжил: – «Фея», «принцесса», «леди» и так далее.

– Ох, Курт…

– Я стараюсь терпеть, но изо дня в день это становится сложнее, понимаешь? Иногда мне хочется сдаться, но я не могу так поступить, потому что я должен бороться за право быть не таким как все. – Курт говорил об этом впервые, он еще никогда не проявлял свои чувства столь открыто.

– Ты самый сильный человек из всех, что я встречал, – признался вдруг Блейн. Курт, не ожидавший такой реакции, бросил на него удивленный взгляд.

– Что?..

– Я серьезно, ты… – Блейн глубоко вздохнул. – В моей прошлой школе надо мной издевались. Из-за того, что я гей. И я сбежал, Курт, потому что не смог справиться с этим.

Хаммел всем сердцем сочувствовал ему. Этот милый парень прошел через такой же ад, что и Курт. Они, казалось, на самом деле понимают друг друга. Значит, он все-таки был не один.

– Я сожалею об этом. О том, что сбежал. Из-за этого я чувствую себя трусом, – продолжил Блейн.

– Нет, Блейн! Ты сделал то, что было необходимо, в этом нет ничего плохого. – Курт был абсолютно искренен.

– Но именно противостояние сделало тебя таким сильным. Ты отказался прогибаться под обидчиков, и я восхищаюсь тобой.

– Большое спасибо, Блейн, – благодарно улыбнулся Курт, ему и вправду значительно полегчало.

– За что? Я ведь ничего дельного не сказал, даже не дал тебе совет, – виновато запротестовал тот.

– Благодаря тебе я чувствую себя гораздо лучше. Мне действительно была нужна поддержка. Завтра я вернусь в школу, и, возможно, мне будет не так уж плохо. – Курт правда был в этом уверен. Конечно, ему все равно придется иметь дело с Карофски и Азимио, но теперь, по крайней мере, появился человек, который его понимал. Это было приятно.

– Я рад. Знаю, мы только познакомились, но ты хороший человек, и никто не заслуживает таких испытаний, через которые проходишь ты.

– На самом деле, все не так плохо, – повторил Курт и улыбнулся, когда Блейн недоверчиво приподнял бровь. – Ну, правда. У меня есть хорошие друзья, замечательный отец, хор. Оно того стоит. Наверное.

– Это хорошо… – Блейн все еще был встревожен, но он вроде понял, что Курт имел в виду. – Просто знай, что ты не одинок. У тебя теперь есть мы с Себастьяном, если ты, конечно, готов поделиться этим с ним.

Курт рассмеялся, представив, как начал бы жаловаться Смайфу на своих обидчиков, а тот стал бы чутким и отзывчивым после этого. Блейн понял, в чем причина смеха, и тоже фыркнул.

– Я знаю, о чем ты думаешь, но Себастьян бывает хорошим. Возможно, он кажется легкомысленным и эгоистичным, но это не совсем так. Просто нужно узнать его получше.

Курт задумался над этими словами.

– Так он тебе нравится?

Блейн залился краской смущения.

– В смысле, больше, чем друг?

– Да. – Курт закатил глаза, а затем ободряюще улыбнулся и добавил: – Я ему не скажу, обещаю.

– Спасибо, – хмыкнул Блейн. – Но ответ на твой вопрос будет отрицательный. Он просто хороший друг.

Курт неверяще прищурился.

– Ну, правда, – абсолютно честным голосом проговорил Блейн. – Он не в моем вкусе. Он… просто Себастьян, только и всего.

Просто Себастьян? Что ж, тогда назревала проблема.





Всего лишь Себастьян? Что ж, вот это была проблема.

– Но я думал, что он тебе нравится! Ты всегда так себя ведешь рядом с ним… – Курт замолк и попытался подобрать нужное слово.

– Застенчиво? Да, знаю.

– Тогда почему? – удивленно поинтересовался Курт, а Блейн озадаченно нахмурился.

– Не знаю, заметил ли ты, но он иногда ведет себя… эм, пугающе.

Курт кивнул, он понимал, почему Блейн так говорит.

– И ты ведь в курсе, что он не очень подходит для отношений? Я никогда не рассматривал его всерьез, да и он, думаю, тоже не задумывался об этом.

Курт удивленно вскинул бровь, припоминая все те знаки внимания, которые Себастьян оказывал Блейну.

– Нет, правда! – воскликнул тот в ответ на этот жест. – Да, он постоянно крутится рядом и отпускает эти свои шуточки, но это ничего не значит. Из-за некоторых его слов мне порой очень неудобно, но они не подразумевают под собой чего-то большего и не показывают его интереса ко мне.

– О, – неловко протянул Курт.

– Но, не пойми меня неправильно, если не брать в расчет этот флирт и пошлые шуточки, он очень классный. – Блейн перехватил недоверчивый взгляд Курта и усмехнулся. – Правда! Он удивительно сопереживающий и умный человек. И одержим старыми книгами. Если бы ты видел его комнату… Их там полно!

– Неужели? – Курт даже не пытался скрыть свой шок.

– Знаешь, он человек действия, – фыркнул Блейн, совсем не раздраженный его неверием. – Он играет в лакросс и по-настоящему любит спорт.

– Не могу сказать, что удивлен этим, – усмехнулся Курт.

Блейн открыл было рот, чтобы еще что-то сказать, но его прервал телефонный звонок. С извиняющейся улыбкой он обратил все свое внимание на светящийся экран. Курт, пользуясь заминкой, начал его внимательно рассматривать.

Блейн был самым рассеянным человеком на планете, решил Курт, пытаясь угадать, что происходит у того в голове. Как можно не заметить, что Себастьян «охотится» за ним? Из того, что Хаммел успел увидеть, было ясно, что тот даже не пытался действовать осторожно…

– Не хочешь поделиться со мной вашими планами на Региональные? – поддразнил Блейн, когда убрал телефон обратно в карман.

– Нет, ты ведь все еще мой конкурент, и, кроме того, мы еще не составили свой сет-лист, – улыбнулся Курт, вырвавшись из размышлений о Себастьяне. Он был благодарен Блейну за смену темы.

– Да? – тот, кажется, был заинтригован, и Курт напрягся, сообразив, что слишком разболтался при сильном противнике. Он хотел уже что-то сказать, но Андерсон легко рассмеялся.

– Не переживай, ты не сказал мне ничего важного. Я пришел сюда не для того, чтобы шпионить или что-то в этом роде.

Курт едва удержался от признания в собственной попытке шпионажа, но, к счастью, вовремя прикусил язык. Он не был уверен, что Блейн спокойно отнесется к таким новостям. Вместо этого он в шутку сказал:

– В любом случае, даже если ты что-нибудь и выяснишь, это не имеет значения. Мы все равно выиграем.

– Ни за что, Хаммел, – раздался голос за его спиной.

Курт обернулся и и поймал взглядом ухмылку Себастьяна.

– Ты опоздал, – обвиняюще проговорил он, сузив глаза.

– Всего на десять минут. Ты в порядке, Блейн? Он тебя не напугал? – поддразнил Себастьян, однако в его тоне не было ни намека на оскорбление, и Курт это подметил. Он вопросительно вскинул бровь, но Себастьян лишь усмехнулся и уселся между ними с Блейном.

– Привет, Бастиан, – чуть более скованно, чем ранее, проговорил Андерсон. Сейчас он казался спокойнее, чем в прошлый раз, когда удалось увидеть его рядом с Себастьяном. От пытливого взгляда Курта также не укрылось и то, что тот смутился, когда Блейн произнес его имя. Его стало даже немного жаль. Курт знал, каково это – испытывать чувства к тому, кто не мог ответить на них взаимностью.

– Привет, Блейн, Курт, – ответил Себастьян и стянул с себя пиджак.

– Так почему ты опоздал? – поинтересовался Блейн. – На занятиях задержали?

– Да, мисс Фоли отпустила позже, чем обычно.

– Школьные правила сосут в этом плане.

– Да, как и я. Если хочешь, могу показать, – подмигнул Себастьян. Блейн тут же покраснел, а Курт недовольно скривился.

– Ну спасибо, Себастьян, – проговорил он, с отвращением покачав головой.

– Итак, что я пропустил? – усмехнулся тот.

– Ничего, мы приехали десять минут назад, – ответил Блейн.

– О, тогда понятно, почему бариста сердится…

Курт с Блейном, словно по команде, повернулись к стойке. Бариста было уже за тридцать, и на нем было надето нечто похожее на галстук-бабочку с узором из облаков. Курт поморщился и снова повернулся к Себастьяну.

– Ну и что с ним не так, кроме этой ужасной бабочки?

– Эй! А мне она не кажется ужасной… – пробормотал Блейн, не заметив переглядываний собеседников.

– Серьезно, Блейн? – Курт покачал головой в притворном отчаянии.

– Галстук-бабочка – отличный выбор, если…

– Дамы, давайте отложим обсуждение моды на потом, хорошо? – Себастьян явно пытался сделать вид, что раздражен этим разговором, но Курт видел, что он едва сдерживает улыбку. – Он смотрит на нас так, потому что мы все еще не заказали себе кофе.

Курт опустил взгляд на стол и вдруг понял, что Себастьян прав.

– Извини, похоже, мы забыли, – фыркнул Блейн. – Пойду принесу что-нибудь. Себастьян, тебе как обычно?

– Конечно.

– А ты чего хочешь, Курт? – поинтересовался Андерсон, в ожидании уставившись на Курта.

– Хм… Большой обезжиренный мокко. Спасибо, – благодарно улыбнулся тот.

– И почему я не удивлен, – пробормотал Себастьян, когда Блейн отошел.

– Прости?

– Да так, ничего. – Смайф приподнял уголки губ, и Курт непонимающе нахмурился. – Итак, как у вас с Блейном дела? Ты ведь не влюбился в него?

Хоть он и пытался по-прежнему казаться бесцеремонным самовлюбленным придурком, в его голосе слышалось искреннее любопытство. Курт, поколебавшись, решил не рассказывать ему о словах Блейна. Не только потому, что пообещал тому держать эту информацию в секрете, но и потому, что попросту не знал, как такое сказать. Хотел Курт того или нет, но он уже глубоко вляпался в ситуацию между этими двоими, и меньше всего ему хотелось добавлять проблемы Себастьяна в огромный список своих собственных.

– Нет, он весь твой.

Смайф с едва заметным облегчением улыбнулся, и Курт почти пожалел его, как вдруг…

– О-о, мы ведь оба знаем, кому достанется Блейн, если дело дойдет до соперничества. У тебя, Хаммел, просто нет моей сексуальности. Я уж молчу о том, что ты носишь женские свитера, – протянул Себастьян, с нарочитой выразительностью оглядев Курта.

Тот закатил глаза.

– Мода не имеет пола.

– Да, безусловно…

– Ой, заткнись, сурикат. Я великолепно выгляжу, и ты это знаешь, – фыркнул Курт, проигнорировав смешок Себастьяна.

– Ну ладно, ты выглядишь не очень уж плохо, – признал тот, и Хаммел удивленно уставился на него. Это что, был комплимент? – Но «сурикат»? Серьезно? – сморщился Себастьян.

– Увы, мы не выбираем лица, с которыми рождаемся, – хмыкнул Курт.

– Ну да, уж ты-то должен знать об этом все, дамочка.

Курт почувствовал, как кровь отлила от лица при внезапно нахлынувших воспоминаниях о последних оскорблениях в школе.

«Педик!»
«Леди!»
«Мерзость!»

Он не успел ничего сказать, за него это сделал Блейн.

– Себастьян! – шокировано воскликнул он за спиной Хаммела. В руках у него было три стакана с кофе. Курт даже не заметил, что он вернулся.

– Что? Я же просто пошутил. Курт это знает, – ответил Смайф, бросив в его сторону быстрый взгляд. Курт кивнул.

– Да, все нормально, Блейн, – как можно убедительнее попытался улыбнуться он, но Блейн не поверил и, усевшись за стол, проговорил:
– Нет, не нормально. – Он вздохнул и, посмотрев на Курта извиняющимся взглядом, добавил: – Себастьян, Курта обижают в школе.

Хаммел тяжело вздохнул, когда Себастьян перевел на него непонимающий взгляд.

– Его толкают и обзывают примерно так, как ты сейчас, – с каменным лицом сказал Блейн.

– Нет, Себастьян просто пошутил, все хорошо, – попытался разрядить обстановку Курт, желая только одного – чтобы этот разговор закончился.

– Прости, – вдруг искренне проговорил Смайф, и Курт кинул на него быстрый взгляд, всеми силами пытаясь не выказать своего изумления. – Не за то, что назвал тебя так. Ты же знаешь, что на самом деле я совсем не это имел в виду. – Блейн открыл рот в знак протеста, но Себастьян жестом остановил его. – А за издевательства, с которыми тебе приходится мириться. Это несправедливо.

Курт с Блейном уставились на него с одинаковым выражением шока на лицах, и Себастьян сухо рассмеялся.

– Что? У меня тоже есть сердце, знаете ли.

– Да, конечно, – фыркнул Курт, и они многозначительно переглянулись.

– Это не шутка, Себастьян! Мы должны помочь Курту, – твердо проговорил Блейн.

– Блейн, я действительно это очень ценю, но…

– Нет, – к удивлению Курта прервал его Себастьян. – Нельзя это просто так оставить.

– Он прав, – поддержал Блейн. – Ты должен противостоять этому козлу, поговорить с ним…

– Нет, – снова проговорил Смайф.

– Нет? – несколько оскорбленно переспросил Блейн.

– Нет, – повторил Себастьян. – Не надо противостоять ему – он только разозлится, а когда люди злятся, они совершают безумные поступки. Курт, ты можешь пострадать.

Курт склонил голову набок.

– В этом есть смысл…

– Естественно, – усмехнулся Себастьян.

– Но не может же он просто сидеть и ничего не делать. Будет только хуже, – возразил Блейн, отпив кофе.

– Я и не говорил, что нужно сидеть. Вместо того, чтобы нападать, лучше занять оборонительную позицию, – посоветовал Себастьян, и Курт подивился тому, насколько логичными были его слова.

– Ты прав, – протянул все еще колеблющийся Блейн.

– Твоя неуверенность обижает меня, – буркнул Себастьян, подув на свой кофе. Курт тихо рассмеялся, а Блейн покраснел.

– И что же мне тогда делать?

Они помолчали, а потом Себастьян проговорил:
– В вашем хоровом кружке должны быть рослые парни. Ты дружишь с ними?

– Да, но я не хочу просить их охранять меня или что-то в этом роде, – твердо проговорил Курт.

– Он об этом и не говорил, – серьезно возразил Блейн. – Сила в количестве. Если эти придурки будут знать, что твою спину прикрывают ребята из хора, они могут отступить.

– Не знаю… – протянул Курт. Он был знаком с Себастьяном и Блейном всего лишь пару недель – даже меньше, – но сидел сейчас и почему-то рассказывал им о своих проблемах и получал в ответ неплохие, в общем, советы.

– Курт, даже от простой дружеской поддержки тебе станет лучше, – продолжал увещевать его Блейн. – Ты ведь никому из них толком не рассказывал, что происходит, верно?

Курт не ответил, и тот тяжело вздохнул.

– Курт?

– Ты прав, – наконец сдался он. – Я просто не хочу их беспокоить.

– Это глупо, Курт, и ты это знаешь, – отрезал Себастьян. – Расскажи им, пусть они присмотрят за тобой.

– Пожалуйста, сделай это, Курт. Если тот парень увидит, что ты больше не одинок, он оставит попытки обидеть тебя. Поверь, я знаю.

Курт с сомнением посмотрел в умоляющие глаза Блейна и вздохнул.

– Просто сделай так, как мы сказали, – серьезно, без капли высокомерия попросил Себастьян.

– Ладно, – кивнул Курт, и Блейн с облегчением выдохнул. – Но не уверен, что это что-то изменит.

– Это изменит все, – пообещал Блейн. – Уверенность в том, что ты не один, может поменять весь мир вокруг тебя. Не забывай своих друзей и нас.

– Спасибо, – улыбнулся Курт.

– Не за что!

– И тебе, Себастьян, спасибо, – неловко проговорил Курт. Он все еще был удивлен, что Себастьян дал ему такой хороший совет. Сегодня того было крайне сложно понять.

– Пожалуйста, – по-настоящему тепло улыбнулся Смайф, и этим теплом Курта окутало с ног до головы. Когда Себастьян строил из себя высокомерного ублюдка, было сложно думать о нем, как о привлекательном человеке. Но в этот момент, когда он не притворялся кем-то другим, Себастьян был великолепен.

– Кроме того, раздавать милостыню нуждающимся полезно для моего имиджа, – с ухмылкой добавил Смайф, откинувшись на спинку стула.

Курт закатил глаза, радуясь тому, что тот вернулся к своему обычному поведению. Еще одна безответная влюбленность была ему совсем ни к чему. Тем более, если на месте привлекательного объекта был Себастьян.

– Чтобы спасти твой имидж, Себастьян, пары дельных советов маловато, – с притворным презрением отозвался Курт.

– У меня хотя бы есть имидж, Хаммел, – парировал тот.

Они мирно улыбнулись друг другу, а Блейн проворчал:

– Вы что, делаете это все время? Можно хотя бы немного поговорить нормально?

Они, казалось, в самом деле допекли его. Курт виновато потупил взгляд и отпил кофе.

– Извини, конечно, можно. Ты видел последний «Vogue»?

Блейн не успел ответить – Себастьян подсуетился раньше.

– Хоть мы и геи, это не значит, что…

– Себастьян! – предупреждающе воскликнул Блейн. – Да, видел и все еще не могу поверить, что она в самом деле влезла в то платье…

– Я слышал, что они перешивали его прямо на ней, – по секрету поведал Курт.

– Боже, помогите мне, – простонал Себастьян, воздев руки к потолку. – Кто-нибудь, спасите меня!



Несмотря на негодование Себастьяна, Курт с Блейном еще целый час обсуждали моду, периодически заговаривая об эстрадных хорах и, к удовольствию Смайфа, спорте. Курту, как ни странно, было комфортно с ними. По дороге домой он даже всерьез задумался об их совете насчет Карофски. Рассказать друзьям было логично, и если бы Сэм, Пак и Финн согласились помочь, было бы здорово.

Телефон завибрировал, когда Курт уже подъехал к дому. На экране мелькнуло имя Себастьяна, и Хаммел с любопытством открыл сообщение.

«Завтра вечером мы втроем едем в бар в Коламбусе. Обеспечь себе алиби – домой, скорее всего, вернемся только к утру. Мы подхватим тебя в пять у Лайма Бин. Себастьян.
PS: Если не придешь, расскажу Би о твоей маленькой неудачной попытке шпионажа».


Вот черт.





Был уже девятый час, когда Курт, Блейн и Себастьян приехали в «Scandals». Музыка грохотала вовсю, но зал был заполнен только наполовину. Несколько мужчин сидели у барной стойки, остальные подпирали стены или танцевали. Курт незамедлительно почувствовал странное волнение – ему ни разу не доводилось бывать в баре, тем более, в гей-баре, и он был не готов к этому.

Курт начал нервничать уже у Лайма Бин, пока ждал Блейна с Себастьяном. Получив сообщение с приглашением от второго, он минут двадцать выдумывал причины никуда не ходить. Не то чтобы ему не нравилась сама идея выбраться куда-нибудь – у него уже несколько недель – если не месяцев, – не было нормальных ночных посиделок. К тому же, ему действительно начал нравиться Блейн и, как ни странно, Себастьян. Несмотря на хвастливость и наглость, тот оказался умнее и приятнее, чем казалось изначально. И всего-то надо было – проигнорировать его высокомерие и заглянуть глубже.

Размышляя об этом, Курт попросил Мерседес прикрыть его. Он загадал, что если она согласится, то вечеру в баре быть, а если нет – то нет.

И, конечно, она согласилась, пожелав ему хорошо провести время. А также наказала позвонить, если что-то пойдет не так, и не сильно напиваться. С последним у Курта проблем быть не должно – после фиаско с мисс Пиллсбери он решил держаться от алкоголя подальше. В общем, Курт собирался в бар только ради опыта.

«Scandals», по словам Себастьяна, был самым отстойнейшим гей-баром из всех, в которых он успел побывать. Туда съезжались взрослые мужчины, слишком напуганные для того, чтобы признаться миру в своей ориентации, и теряли там время. И когда Курт закономерно поинтересовался, зачем же они сами тогда туда собрались, Себастьян, снисходительно усмехнувшись, ответил:
– Потому, Курт, что даже если половина из них не заслуживает нашего внимания, то про вторую половину я этого не скажу.

Курт это запомнил и, оказавшись в клубе, огляделся и приметил среди слишком взрослых для него посетителей парочку молодых и привлекательных парней. Курт покосился на Блейна, который тоже внимательно осматривался расширенными от удивления, волнения и слабого страха, глазами. Наверняка они сейчас были очень похожи, потому что Курт испытывал примерно те же эмоции.

Еще в дороге они выяснили, что только Себастьян имел опыт подобных «прогулок», и теперь он, не таясь, веселился, наблюдая за вытянутыми лицами друзей.

– Как это мило, – проворковал он и рассмеялся, когда Курт с Блейном одновременно залились румянцем.

– Не всем повезло вырасти в Париже, знаешь ли, – пробурчал Курт. Он все еще немного завидовал Себастьяну по этому поводу.

– Очевидно, да. Ведь если бы ты вырос в Париже, твое чувство моды не было бы столь ужасающим.

– И это говорит человек, который, судя по всему, одевался в дреме.

Курт лукавил. На самом деле, сегодня он находил Себастьяна вполне привлекательным? Тонкая рубашка не скрывала мышц, которые тот приобрел благодаря лакроссу, и идеально сочеталась с обтягивающей футболкой. Теперь Курт понял, почему Себастьян всегда добивался желаемого на поприще любовных утех.

Себастьян повернулся, и Курт понял, что все это время самым наглым образом пялился на него. Судя по ухмылке на лице, это не осталось незамеченным.

– Нравлюсь? – перекрикивая музыку, спросил Смайф.

– Мечтай, суслик, – смутившись, яростно ответил Курт.

Себастьян открыл рот, чтобы в очередной раз поддразнить его, но Блейн сердито кашлянул и посмотрел на них с упреком.

– Хватит, я уже устал от ваших пререканий, – строго сказал он. – Не смейте продолжать эти бессмысленные споры еще и здесь.

– Обещать не буду, – подмигнул ему Себастьян.

– Мы постараемся, – ответил Курт, многозначительно посмотрев на него.

– Отлично, – расплылся в улыбке Блейн, и они расселись на высоких стульях возле бара.

Курт заметил довольное выражение на лице Себастьяна и задумался. Он все еще не разобрался до конца, испытывает ли тот что-то к Блейну или делает все это только ради того, чтобы добиться своего и успокоиться. Иногда Себастьян действительно вел себя так, будто Блейн ему очень нравится – об этом можно было судить по его реакциям на слова или поступки Андерсона. Но, возможно, он просто был хорошим актером. Курт не мог сказать точно.

Если Себастьян и в самом деле что-то испытывал к Блейну, то ситуация вырисовывалась непростая. Потому что Блейн, судя по всему, бы предельно искренним, когда говорил, что Себастьян не интересует его в романтическом плане. Курта удивляло то, с каким состраданием он воспринял эти неприятные для Смайфа новости. Но он помнил, что значит быть отвергнутым и страдать от неразделенной любви, и не хотел, чтобы кто-то прошел через это, даже если этот кто-то иногда был полным идиотом.

– Курт? – позвал Блейн, прервав его размышления, и Курт вскинул на него извиняющийся взгляд. Не стоило думать о том, что его ни капельки не касалось.

– Прости, что?

– Задумалась, принцесса? – вскинул бровь Себастьян.

– По крайней мере, я умею думать, – огрызнулся Курт, не сдержав усмешки.

– Только не начинайте! – с негодованием воскликнул Блейн, и ругающаяся парочка довольно рассмеялась.

– Я не буду пить, – уверенно проговорил Курт. – Все алкогольное я, пожалуй, пропущу.

– Ты когда-нибудь пил раньше? – заинтересовался Блейн, проигнорировав хохотнувшего Себастьяна.

– Было дело.

– Тогда почему?..

– Я и алкоголь – две совершенно несовместимые вещи, – не вдаваясь в подробности, пояснил Курт. Себастьян удивленно на него покосился и пожал плечами.

– Ладно, как хочешь. Но я все равно что-нибудь тебе закажу.



Музыка оглушала. В помещении остро пахло алкоголем и потом, но Курт, потягивая свой напиток (Себастьян все-таки купил ему Ширли Темпл, чем несказанно смутил), все равно наслаждался вечером. Они уже полчаса торчали у бара: Блейн допивал вторую кружку пива, Себастьян цедил первую. Разговор, к удивлению Курта, тек плавно.

– Блейн, так это правда, что ты поешь все соло? – Курт с любопытсвом вскинул бровь, и Блейн рассмеялся. Он был уже навеселе.

– Нет. – Себастьян бросил недоверчивый взгляд, и Блейн, задумавшись, поправился: – Ну, точнее, да, но я просто участвую в прослушиваниях, как и все. Не я решаю, кому достанется соло.

– Я пытался узнать, можно ли спеть дуэтом, – закатил глаза Себастьян, – но я новенький, поэтому мне отказали.

– Дуэт парней… Могу представить, почему они отказали, – задумчиво протянул Курт, отпив из своего бокала.

– Судьи, наверное, спятили бы, – рассмеялся Себастьян.

– Наверное…

– Курт, а у тебя бывают соло? – поинтересовался Блейн.

– Нет, – признался Курт. – Мой голос слишком… особенный.

– Отстойно! У тебя должны быть миллионы соло!

– Ты даже не слышал, как я пою, Блейн, – напомнил Курт.

– Я уверен, что ты прекрасно поешь, – убежденно отрезал Блейн.

– Ага, – ухмыльнулся Себастьян. – Если ты, конечно, вообще умеешь петь.

Курт вскинул бровь.

– Это вызов?

– А если да, то что? Примешь его?

– Еще как приму. Кроме того, то же самое я могу сказать и про тебя. Я не слышал, как поешь ты.

– И правда.

Себастьян странно посмотрел на него, и между ними, словно натянутая нить, зазвенело необъяснимое напряжение. Курт был даже рад, когда этот неловкий момент прервал внезапно остановившийся рядом высокий парень со светлыми волосами – на вид ему было около девятнадцати.

– Привет, – сказал он Себастьяну, скользнув по Курту с Блейном незаинтересованным взглядом.

– Ну, привет, – кивнул Себастьян.

– Хочешь потанцевать?

Парень подпустил в голос кокетливых ноток, и Курт с любопытством покосился на Себастьяна. Ему на самом деле было интересно, что тот ответит.

– Нет, но спасибо за предложение, – усмехнулся Себастьян, допивая остатки пива.

Парень недоверчиво вскинул брови, но, так ничего и не сказав, скрылся среди танцующих.

– Себастьян, – позвал Блейн, пытаясь перекричать музыку.

– Что?

– Почему ты отказался? Он вроде ничего.

– Не хочется танцевать, – пожал плечами Себастьян. Но от пристального взгляда Курта не укрылся слабый румянец, окрасивший его шею в розовый цвет.

– Почему? – продолжал допытываться Блейн.

– Просто, – с прохладцей ответил Себастьян. Блейн не сразу уловил намек, но сообразив, сменил тему:
– Национальные пройдут в Нью-Йорке, до сих пор не верится.

Себастьян охотно схватился за этот «спасательный круг», и они с Блейном погрузились в обсуждение предстоящего конкурса. Курт молчал, размышляя о поведении Смайфа. Определенно, случившееся парой минут ранее доказывало, что Себастьян неравнодушен к Блейну. Однако Курт по-прежнему не был уверен, что у него это всерьез. Они были знакомы всего ничего, и Хаммел не мог точно сказать, какое поведение было для Себастьяна типичным.

Но тут его размышления снова прервали – на этот раз уже темноволосый парень с милой внешностью. И в отличие от предыдущего он улыбался всем троим, а не кому-то одному.

– Привет! – проговорил он и сел рядом с Блейном. – Давно тебя тут не видел, Себастьян.

О, и он, оказывается, знал Себастьяна.

– Я был занят, – коротко отозвался тот, кивнув знакомому.

– Конечно-конечно, – закатил глаза парень и с интересом посмотрел на Блейна. – Ты ведь Блейн, да? Ведущий солист Уорблерс?

Продолжение в комментариях.

URL записи

@темы: Фанфики, Себастиан, Перепост, Курт, glee

URL
   

сегодня -хлам, завтра - ностальгия

главная